?

Log in

No account? Create an account
Eureka
tjira
У меня теперь новая богиня
.shocked


Тема:
tjira
Очень интересный блог
http://divine-diamond.livejournal.com/
А еще решил, что Зои красивая, не зря так популярна в интернетах, годная богиня.

паста №2
tjira
Слушайте мою куллстори.
Выпускной был в прошлом году, складывались по восемь тысяч, или типа того. В классе я был что-то вроде омеги – в начальных классах сильно травили, потом стало получше. Но всё равно иногда альфы меня пиздили, да и учителя унижали. Но похуй, это не суть.
С тянами отношений не было совсем – девственник, не целован, за ручку не держался, вообщем – хардкоре. Была в классе одна ламповая-скромная тян, с которой я иногда делал лабораторные по физике. Няшная отличница – никогда меня не унижала, как это делали другие самки.
Ну, короче, сам вечер – в школе вручили аттестаты, всех нахваливали, вызывали на сцену по одному. Я, как на зло СПОТКНУЛСЯ и весь зал наполнился оглушительным градом хохота. Блять, анон, ты не поверишь, как это было унизительно – я чуть не заплакал, едва смог выдавить из себя благодарность школе дрожащим голосом. Суки, все сидели с ухмылками, пока я был на сцене – кроме той тян.
Ок, дальше мы поехали в местную рыгаловку – типо отмечать. Я сам не пьющий, но все-таки решил немного ебнуть винца. Местные альфы, естесно, прокомментировали это – мол, а не рано ли тебе? Преподы их поддерживали. Суки ебаные.
Вообщем, через пару часов, я был уже немного пьян и всё таки решился пригласить ТУ САМУЮ тян на танец. Анон, я в жизни так не волновался как в те секунды. А вдруг откажет? Воображение рисовало картины вроде – “Ты что охуел, задрот ебанный!? Чтоб Я с тобой танцевала? С таким-то ХУЙЛОМ? Съеби!” – И все смеются. Я плачу. Иду домой. Режу вены. Умираю.
Но. конечно-же, все было не так. Я подошел, собрался, и уверенно спросил – “тяннейм не хочешь потанцевать?”. И улыбнулся – как умею.
По её взгляду было ясно, что она немного смутилась, наверно не ожидала от меня, но согласилась сразу. “Идем” – сказала она, и протянула мне руку. Я даже и не знал что тян надо вести за руку, так-что немного промедлил.
Её, кстати, вроде, до этого тоже никто танцевать не приглашал.
Ну, вот мы уже танцевали вальс. Я, как и большинство анонов, танцевать нихуя не умею, так-что вела нас она. Блеать, мне очень доставило. Держать её за талию, нежно-нежно, иногда встречаться робкими взглядами, чувствовать запах волос. Эх-х-х, как вспоминаю, так и тепло на душе сразу – только ради этих пяти минут стоило идти на выпускной.
А ещё на нас смотрели местные альфы. Уёбки сидели с такими лицами, вроде – WTF DUDE?
Оставшеюся часть вечера мы провели вместе – немного выпили, много болтали. Она узнала меня с другой стороны, наверное. Я первый раз так легко и долго общался с тян. С тех пор я понял что алкоголь, все-таки – хорошая вещь, особенно для хикки.
После этого, через две недели, она уезжала поступать в другой город. Я пришел к ней домой попрощаться. Она меня пустила – попили чай, поговорили. Когда уже настал вечер и пришли её родители, пришло время прощаться. Мы вышли во двор. В тот момент я чувствовал что-то особое – мне не хотелось отпускать этого человека, в первый раз в жизни, хотя мы и были просто друзьями. Я помню, как мы посмотрели друг другу в глаза – недолго, секунды три, но это время показалось мне часами…
И потом она меня поцеловала. ПОЦЕЛОВАЛА, АНОН! Я был так счастлив, и взволнован одновременно, что я чуть не потерял сознания.
“Через несколько лет, когда ты добьешься успеха, мы встретимся вновь. Не просто как друзья, но возможно и как нечто большее…”
И только её слова не позволяют мне отказаться от своей мечты – стать мастером покемонов.

Бытовая софистика. Мыслим догмами.
tjira
http://vk.com/feed?section=comments&z=photo73821317_282670126%2Falbum73821317_155839362

Ночные грузчики: " Как все писатели, я неудачник, я писатель, как и все неудачники."
Мы - поколение писателей. => Мы - поколение неудаников.

Словесный понос
tjira
Вывести зарево из андеграунда.
Сжечь к чертям всю высшую высшую власть.
Хватит же нам и первого раунда-
Революция будет самая масть.

Падут оковы, настанет свобода.
Воздух насытит полую грудь.
Главное выйти из этого брода,
В которого ввязли мы ржавую ртуть
---
Сражаться бессмысленно,
Забудь свои корни,
Ты думаешь, что знаешь себе цену,
Но никто же не купит.
Хочешь продаться,
Но боишься рекламы.
Включи телевизор погромче,
Тебя там завтра покажут.

Когда я вижу свои руки,
Мне они кажутся немного чужими,
Расческой по нервам,
Лишь бы гребень был посеребрен,

Печатники раскинулись окнами,
Затапливают смогом всю землю,
Печатники питаются моим кислородом,
Хрущевки лишают жилого пространства.
Хрущевка - это такой паразит,
с крысами, а иногда и с клопами,
От Хрущевки Россией разит,
С нищетой и олигархопопами.
Я хотел бы себя изменить,
А с собою и всё остальное,
Но пока удалось лишь закрыть
Самое слабое своё и больное,
Закрыть - это значит казнить,
Но с нескорой надеждой на милость.
Я хотел бы себя полюбить,
Но и так люблю дальше некуда.
А пока плыву по асфальту Печатников,
Дрейфую по дорогам царизма,
Проползаю под мостом Николая Второго,
Теперь я за железной дорогой,
Проедь еще пять километров,
А там и Россия кончается.

Перековав серп и молот в вертикаль самовластья,
Взобрался над трупами воздвигнутый трон.
Ожидай же, житель бедный, ненастья.
Кровавый гебешник - теперь он нерон.
Заставляет воров расшивать рукавицы,
Впился зубами в нефтяную жилу,
Не выйдет пользы из этой сторицы,
Не зря запилил распила пилу.
Завяжи глаза, забудь о кредите,
Сбрось горлачества белый ты бант.
Жить хотите - на баррикады идите,
А то тут каждый трепаться - талант.

Кирюша
tjira
Интересно, почему патриарха и РПЦ начали травить, не что бы я против, наоброт даже, не люблю церковь, но было бы неплохо понять, кому это выгодно. Сначала Пусси Райот, теперь часики. Если звезды зажигают - значит - это кому-нибудь нужно. А может быть просто недовольство властью приобретает такую форму, типа сублимация. А может, просто совпадение. Я не знаю.

Еще раз про сны
tjira
Напишу краткий план пока что своего почему-то любимого сна, который увидел летом, а то начинаю его забывать. В нем почему-то было много знакомых из университета, возможно, из-за ограниченного числа других знакомых, возможно, тот день был завязан на учёбе.
Однажды я вышел из дома купить коробку клубники. Всё было окутано туманом. Я прошел мимо футбольной коробки, накрапывал дождь, местами были лужи, вышел к белой 16-этажке, из тумана вынурнула Марианна, мы там что-то поболтали и разошлись. Я пошел дальше, на Шоссейную, там какой-то пузатый мужик продавал клубнику, но мне она не понравилась, поэтому я решил пойти дальше, в сторону метро. Всё было так же в тумане, по дороге проехала какая-то черная девятка. Дальше на Шоссейной вместо асфальта были железнодорожные рельсы. Я пошёл по ним, со мной шли параллельно какие-то люди, с сумками и так. Кто-то обгонял, кто-то отставал. Потом я вышел на перрон. Там встретил Николая с его Наташей, они уезжали в Сочи, я с ними попрощался и пошел дальше по рельсам, долго шел, меня обгоняли поезда, проходил по каким-то железнодорожным тоннелям, но при этом всегда шел в толпе, почему-то все шли куда-то вдоль рельс. В конце концов, я пришел к какому-то сектанту-индусу, он сидел по-турецки, показал на какую-то индуску, типа жена, и мы втроем пошли обратно по рельсам, опять нас обгоняли поезда, иногда даже на паровозах, они нам гудели в тоннелях, мы же уступали дорогу. После какого-то тоннеля индус куда-то исчез, и мы дальше шли вдвоем. Прошли мимо перрона, откуда шли поезда в Сочи, поезда там стояли, но знакомых уже не было. Пришли в деревню, нас там все встречали шарами и цветными лентами и провожали толпой до дома. Мы зашли в дом, индуска села на кушетку. Я посмотрел на точку на её лбу.
Я просто очень люблю поезда.
Из постоянных сюжетов снов, у меня еще есть про то, что я герой фэнтези-рпг, а иногда просто от третьего лица всё смотрю.

ДВ
tjira
На Южнопортовой мирно горят две тысячи метров складских помещений, а пожарные вертолеты выливают на них литры канализационной воды из Москвы-реки. В это время на окружающих этот небольшой спектакль 17 миллионах квадратных километров проходит другой, чуть поменьше, так как интриги в нём нет и не ожидалось.
С утра встал и поехал в центр, нужно было купить всякие книжки. По дороге увидел неожиданно много людей у школы с красным знаменем номера участка. Как мне брат сказал, психически больные выбирают директора больницы. В центре омоновцы прогуливаются парочками, выбирают в ларьках сигареты, катаются на автобусах и грузовиках - развлекаются, как могут. Сегодня это их город, и он отдан им на растерзание. Гаишники разрезают дороги стойки и жезлами, а прогуливающиеся высыпают на проезжую часть. Англоговорящие школьницы фотографируют правительственные здания, до которых еще не успела добраться реклама, их русские сверстницы пытаются им в этом подражать. В одном из переулков замечаю целый икарус, омоновцы построились перед его входом в очередь, за проезд они, наверное, не платят. Сделал крюк, смотрю в окружающие лица, ищу и нахожу среди них знакомые, видя впервые.
Грязно и слякотно, я испачкал штаны и не сделал уроки. День как день, но, наверное, он что-то значит.

Невеста перемен
tjira
  Впервые, наверное, за два года слушаю The Bride of Changes, И услышал столь знакомую строчку "Об этих идеях нужно кричать. Но петь о них – это кощунство.
  Наверное, для меня это основная идея скримо и прочих подобных жанров музыки. Нельзя петь про генералов, которые убивают солдат и топят землю в крови, нельзя петь про политику и социальное неравенство, нельзя петь про личную необустроенность в жизни. Об этом остается только кричать. Только сочетание гармоничных мелодий с кричащими вокалами позволяет выразить всю тяжесть этих вещей и катастрофичность положения.
  И одна эта строчка выражает больше, чем вся трибунная демагогия. Мне бы хотелось верить , что скримо/хардкор-культура могла бы родить ту невесту перемен, которая придет на место нынешней стагнации.
Что хотим мы? Мы хотим жить.

ДСВ
tjira
В этом году день Святого Валентина обошелся без излишней шумихи. Анон решил, что прошлогодний форс Чикатило ничем не лучше сердечек и симпашек, народ на улице оказался с ним солидарен, даже в контактах большинство осталось безучастно. Все спешат по своим делам, и парочек даже меньше, чем в обычный день. Они бы и вовсе слились с общей массой, если бы не особый статус и моё излишнее внимание. В метро сидит одинокий паренек с гелиевым воздушным шаром, как из детства. Какая-то китаянка держит два цветка, наверное, у них нет такого обычая. Народ на улице взволнован и спешит по морозу домой. Погода тоже не способствует ферамонно-эндорфиновым гуляниям. Где-то из толпы выхватываю слово "тревожность". И это не по поводу праздника или недавних политических событий, а лишь из-за общей обстановки в стране. Оппозиционные хомячки уже успели надоесть за год больше, чем правящая партия за 20. Тех-номад уже переключился на котиков, и лишь Фрицморген по инерции продолжает строчить опровержения собственной продажности. В метро у меня спрашивают дорогу две типичные пятнадцатилетние девочки. У  одной из них завязаны шарфом глаза. День как день.  Постояв с глупым видом, я сказал, что без понятия. Как и большинство ололо-москвичей, я едва знаю что-либо за пределами своей бетонной коробки. На обратном пути вижу какую-то смешную девочку в оранжевых колготках. Кого-то ждет, но ни цветов, ни шаров больше нигде не вижу. Под вечер появились отдельные парочки, дарящие друг другу розовую шелуху, чтобы было как у всех, но выглядели они пошло и глупо в замызганном метро. Город продолжает спать.